+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Кто такие красные на зоне. Кто такие красные на зоне и в тюрьме

Содержание

Жизнь в тюрьме. «Красная» зона — что это такое и где находятся данные учреждения?

Кто такие красные на зоне. Кто такие красные на зоне и в тюрьме

Тюрьма – место, в котором жизнь идет по другим правилам, нежели на свободе. Места заключения призваны исправить человека, совершившего опасные для общества деяния, поэтому правила эти являются очень жесткими. Но во всех ли тюрьмах РФ так? Ответ: нет.

Существуют так называемые «красные зоны» и «черные зоны». В данной статье дается определение, что значат первые, почему тюрьмы так называются, описаны их особенности и отличия от вторых.

Мы решаем юридические проблемы любой сложности. #Будьтедома и оставляйте свой вопрос нашему юристу в чате. Так безопаснее.

Задать вопрос

Показать содержание

Что это такое?

«Красной» считается тюрьма, в которой правит закон. Нет ни малейшего отклонения от государственных документов. Всё как по инструкции. Не редко бывает, что на «красных» зонах зэки сотрудничают с работниками тюрьмы.

В таких изоляторах закон исполняют с дотошностью, что иногда становится тяжелее для арестантов, чем само наказание, т.к.

за малейшее непослушание их ждет очень серьезная кара от тюремщиков и прочих представителей тюремного начальства.

Администрация ИУ не видит границ своей власти, поэтому не редко в качестве наказаний выступают изоляция в одиночной камере, лишение каких-либо прав (могут лишить прогулки, обеда и пр), а иногда и побои.

Чем отличается от «черной»?

Основным отличием «Красной» зоны от «черной» и является факт повиновения законам РФ. На «черных» же правит «воровской закон», имеющий свои правила поведения, особенности и традиции.

Администрация тюрьмы наводит контакты с одним из авторитетных представителей «тюремной масти» и сотрудничает с ним в решении многих вопросов. Зачастую, заключенные сами выбирают человека, который будет нести ответ перед ними за действия администрации.

Второе различие заключается в условиях жизни в тюрьмах. На «черных», как правило, арестантам выжить проще, не смотря на то, что финансирование таких колоний крайне ограничено. Порядки такого вида тюрем позволяют заключенным очень и очень многое.

На «красных» же зонах администрация следит за тем, чтобы в тюрьме было все необходимое: одежда, еда, средства личной гигиены, постельное белье, полотенца и пр. Т.е. уровень жизни на «красных» зонах в разы выше, но в целом жить в таком ИУ тяжелее.

Еще одно отличие состоит в отношении к сотрудничеству с администрацией тюрьмы.

Жители «черных» зон не принимают (а то и наказывают) тех, кто идет хоть на какие-то сделки с тюремщиками, если они не согласованы с «мужиками», тогда как на «красных» у зэков просто нет выбора: если сотрудник тюрьмы сказал, что надо работать на него, то приходится, иначе жестокие меры наказания обеспечены.

Главное, чем не похожи эти виды тюрем – порядок. На «красных» зонах не случается забастовок, драк в камерах, преступлений, воровства и насилия, так как эти действия караются законом, а, соответственно, и администрацию тюрьмы не закроет на это глаза и назначит наказание.

На «черных» же это бывает за счет нахождения большой доли власти в руках самих арестантов, но и прекращаются они силами авторитетных зэков.

Слова одного из заключенных, отбывающего наказание на «красной» зоне:

– Здесь абсолютно нельзя достать наркотиков или алкоголь. Я такую зону первый раз вижу. Раньше, где бы не сидел, были люди, способные достать все, что душе угодно. А тут… И, знаете, это хорошо. Сначала многим приходится очень тяжело, зато сколько людей здесь «переломались», спаслись от алкоголизма и наркозависимости. И это очень важно. Это спасает.

Был я на зоне, которая считалась «красной». Но там сотрудники чуть ли не в открытую продавали наркотики. И многие осужденные начали употреблять именно в колонии! Сейчас у меня третья «ходка». И третья зона.

Так вот, считаю, все должно быть по закону, а тюрьма должна быть тюрьмой. Как здесь. Да, трудно без многих вещей, но кто виновник этого? Ты сам и виноват. Накосячил – отвечай.

Наказание должно быть строгим, иначе это уже не наказание, а курорт режима «все включено».

Как бы то ни было, по словам председателя Союза заключенных России Наталии Черновой, на «красных» зонах не все так радужно. Финансирование есть, но идет оно далеко не на нужны заключенных, т.к. общая картина колоний ужасна. В своем интервью для Deutsche Welle Наталия говорит:

«Я ничего не имею против самой буквы закона, но дело в том, что Федеральная Служба Исполнения Наказания хочет, чтобы заключенные выполняли точно все свои обязанности, притом, что сам ФСИН свои обязанности по отношению к заключенным не выполняет. То есть, да, можно ходить строем, вступать в разные секции, заниматься всем этим сизифовым трудом, которым занимаются заключенные на зонах.

Но невозможно вот это все делать и так жить, если при этом ты живешь в холодном, неотапливаемом бараке с текущей крышей, который тридцать лет не ремонтировался. И при этом тебя на завтрак, обед и ужин кормят голой сечкой.

Если к тебе не допускают передачи, если у тебя отнимают всю вольную одежду, а на ту казенную, которую выдают, смотреть на самом деле жалко и страшно.

» На «черных» же зонах, по ее словам, администрация тюрьмы закрывает глаза на некоторые вещи, чтобы позволить арестантам выжить.

обзор отличий черной тюрьмы от красной:

Мы решаем юридические проблемы любой сложности. #Будьтедома и оставляйте свой вопрос нашему юристу в чате. Так безопаснее.

Задать вопрос

Что означает понятие «масти заключенных»?

Во времена СССР в тюрьмах существовали сословия («масти») заключенных. Некоторые из них существуют и по сей день.

Кто же такие «черные», «серые» и «красные» арестанты:

  • «Черные» – блатные, авторитетные заключенные. Держат власть на «черных» зонах, решают вопросы заключенных, приговаривают к наказанию за серьезные провинности, выступая в роли мирового судьи. В их руках находится «общак» и они имеют право им распоряжаться: выдавать средства на взятки и пр.
  • «Серые» (мужики) – самая многочисленная каста в тюрьмах. К ней относятся люди, которые, зачастую, попали в исправительное учреждение случайно и после освобождения планируют вернуться к обычной жизни. На собраниях они не имеют права голоса, не претендуют на власть.
  • «Красные» («козлы») – те заключенные, которые открыто сотрудничают с администрацией тюрьмы. К «общаку» их не допускают, но не редки случаи, когда «козлы» создавали свой общак, объединившись в группу.. Пользуясь своим положением, «красные» способны влиять на жизнь остальных заключенных. Обычно в эту касту администрация тюрьмы вербовала мужчин, чьи физические данные были выше среднего (рост, вес, мускулатура).

По словам многих заключенных – на красных зонах намного сложнее. Вы уже могли сами убедиться в этом, если читали отличия и особенности выше. Суть же одна – слепое следование и повиновение системе, с учетом наказания в виде карцеров и ШИЗО, которые применяются в соответствии с законом – сломают любого. Лучше попасть на черную.

Где находятся тюрьмы в РФ, в которых «правит закон»?

Специалисты пенитенциарной системы утверждают, что большая часть из списка тюрем РФ (если не все они) на данный момент «перекрасились» в красный цвет. Это связано с работой ФСИН, направленной на повышение дисциплины в местах лишения свободы.

Одной из самых известных «красных» зон является колония в г. Белгород, где в начале двухтысячных власть администрации ИУ перешла все границы:

  1. Тюремщики измывались над заключенными за малейшие провинности абсолютно безнаказанно, применяли насилие (как физическое, так и психологическое), чтобы допиться полного подчинения.
  2. Заключенным не позволялось оставлять жалобы на администрацию или встречаться с прокурором для решения своих проблем. На эти действия были наложены строгие запреты, подкрепленные угрозами о наказании.
  3. На обед, прогулку и рабочие места заключенных сопровождали конвоиры с собаками.
  4. Общение позволялось лишь внутри камер. Разговаривать с арестантами из соседней камеры было строго запрещено.
  5. Свобода слова отсутствовала. За любое высказывание, которое не нравилось сотруднику тюрьмы, для наказания в ход шли и дубинки, и собаки.

Более подробно о пытках, издевательстве и насилии в женских тюрьмах читайте тут, а более подробно о самых страшных тюрьмах РФ мы писали в этом материале.

Самой «красной» зоной считается исправительно-трудовая колония №13 в г. Энгельс. Помимо того, что там требуется беспрекословное подчинение указаниям администрации, жизнь заключенных весьма достойна.

Еще в самом начале истории этого исправительного учреждения, колония отстроила здания разного назначения: прачечные, мастерские, бани, школа рабочей молодежи и профессионально-техническое училище №189.

Таким образом, заключенные жили достаточно хорошо, за что с них требовали жить по правилам.

, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Мы решаем юридические проблемы любой сложности. #Будьтедома и оставляйте свой вопрос нашему юристу в чате. Так безопаснее.

Задать вопрос

Источник: https://pravovoi.center/ugolovnoe-pravo/nakazanie/lishenie-svobody/krasnye-zony-v-rf.html

Что значит «красная» зона?

Кто такие красные на зоне. Кто такие красные на зоне и в тюрьме

В 2020 году в обществе не принято разделять людей на определенные группы, касты и сословия.

Однако данное правило не работает в местах лишения свободы, где в течение многих десятилетий практикуется строгая классификация всех осужденных на различные группы (или же масти, как принято говорить на зоне).

Каждая масть отличается друг от друга своими правами и тюремным статусом. Кроме того, по мастям делят не только лишь самих заключенных, но также и места их заключения.

Так, все зоны разделяют на «черные» и «красные». В этой статье мы подробно рассмотрим вопрос: что такое красная зона?

Особенности «красной зоны»

«Красная тюрьма» – это оценочный термин, который хоть и применяется в мировой практике, но больше он характерен лексике заключенных. Что он значит?

«Красная зона» — это тюрьма, в которой абсолютно все должно соответствовать современному законодательству.

Здесь все вопросы или проблемы заключенных решает администрация колонии, поэтому, как правило, в «красной зоне» для всех заключенных наивысшим авторитетом обладает не кто иной, как администрация колонии.

Даже жалобы осужденных, а у жалоб есть свойство все равно просачиваться через стены колонии, и то прежде всего они проходят через ее администрацию.

Администрации таких тюрем со своей стороны могут попросту проигнорировать многочисленные жалобы и прошения своих заключенных.

По сути, под термином «красная зона» подразумевается такое использование законодательных норм по отношению арестантов, которой характерно особая дотошность, строгость и даже навязчивость.

Практика показывает, что заключенные «красной зоны» больше страдают от придирок самой администрации учреждения, чем от меры наказания, к которой приговорил суд.

Понятие «красный на зоне» неофициальное, у него нет строго обозначенного определения, однако на практике «красная зона» характеризуется следующим рядом особенностей, каждая из которых может иметь место в таких тюрьмах:

  • строгость в исполнении осужденными всех норм не только внутренних приказов администрации тюрьмы, но и других исправительных кодексов;
  • заключенные не имеют права нарушать какие-либо указания начальства лагеря относительно своего внешнего вида, а также состояния самой одежды;
  • каждый осужденный должен строго-настрого придерживаться определенных правил в построении, выхода на рабочие задания, а также беспрекословно следовать заведенному распорядку дня.

На «красной зоне» заключенный будет подвержен крайне жестоким мерам наказания даже за малейшие нарушения порядка или акт неподчинения.

Как правило, непокорным грозит:

  • запрет на свидание;
  • лишение своего законного права на получение передач;
  • помещение в ШИЗО (штрафной изолятор);
  • затворничество в ПКТ (помещение камерного типа) на период до шести месяцев;
  • изменение режима содержания осужденного;
  • и даже увеличение срока наказания.

Все вышеприведенные способы наказания разрешены по современному законодательству. Чем же тогда отличаются «красные зоны»? В таких местах меры наказания отличаются своей целью.

Так, администрация такого учреждения, решив кого-то жестоко наказать, не руководствуется намерением исправить неправильное поведение осужденного. Напротив, начальство «красных зон» хочет сломать личность непокорного, что не является секретом для заключенных.

Общеизвестно, что в каждой тюрьме презирают эдаких активистов (осужденных-помощников администрации). Несмотря на то, что сотрудники их унижают, но это не мешает им корыстно использовать их в своих интересах, а именно — контролировать любые процессы, происходящие в камерах заключенных.

Более того, активисты совершенно не гнушаются исполнять крайне унизительные задания администрации, которые не станут делать большинство осужденных.

Поэтому если начальство хочет внедрить «красное движение», то в таких учреждениях теряют всякий страх и стыд заведующие хозяйством, ответственные за дисциплину и другая «шерсть» («шерсть» — это осужденные, которые докладывают любую информацию начальству).

В «красных зонах» тюремщики не делают предупреждение или же строгое замечание оступившемуся заключенному. Если дело дошло до нарушения порядка, то в таких лагерях почти сразу же наказывают, при том, что мера наказания постоянно идет по нарастающей, независимо от степени серьезности проступка осужденного.

Поэтому заключенные в таких тюрьмах живут в постоянном страхе оказаться под судом за непокорность, наложением дополнительного срока ареста или же изменением режима его содержания.

Чем отличается «красная зона» от «черной»?

«Красная зона» и «черная» — это скорее название неформальное, для сведущих в криминальном мире и среди «ментов».

«Красная зона» — это колония, в которой балом правит тюремное начальство, используя в своих целях заключенных, готовых сотрудничать с администрацией, иногда по своей инициативе или взятых на крючок.

К «черным зонам» относятся учреждения, где главным является «воровской закон», со своими устоявшимися правилами, ритуалами и традициями.

Также существует так называемая должность смотрящего, как правило, с негласного одобрения администрации колонии — это особая каста управленцев в зоне.

Что еще характерно для «красных зон», так это определенные режимы содержания заключенных. В них всегда есть:

  • штрафной изолятор или ШИЗО;
  • отдельный общий барак;
  • карантин — в него попадают сразу по прибытии или в случае подозрения на заболевание.

«Черные зоны» — это своеобразный продукт нестабильной финансовой обстановки в государстве, когда подобного рода учреждения практически не финансируются или отправлены на выживание.

Условия содержания в таких колониях понятно ужасны, санитарные нормы занижены, медицинская помощь практически отсутствует, питание очень слабое.

Беря во внимание такие факторы руководство колонии вынуждено закрывать глаза на то, что заключенные сами решают большинство бытовых проблем. По сути, так у них есть шансы выжить.

В «черной» колонии заключенные живут по воровским законам, а сотрудничать с администрацией и работать — это не по понятиям, то есть не принято, и даже наказуемо.

Там редкий гость ремонт и ухоженные помещения. Это особая среда обитания, где выживают сильнейшие.

В «красных» зонах все вновь прибывшие обязаны дать письменное согласие, что отказываются от воровских понятий. Так начальство пытается перевоспитать осужденных с самого начала и заставить сотрудничать.

Где находятся «красные зоны» в России?

Существует ли список красных зон России? В последнее время нечасто можно встретить «красную зону» в чистом виде. Специалисты утверждают, что сейчас можно утверждать, что практически все тюрьмы стали «красными».

Почему? Дело в том, что ФСИН все больше и больше настаивает на том, чтобы каждый осужденный точно выполнял все обязанности и правила, установленные администрацией тюрьмы.

Кроме того, деление на «красную» и «черную» зону уже так не актуально, как это было ранее, а сами границы, которые отличают одну масть от другой, стерлись уже давно. Особенностью такого образного деления является метода управления заключенными начальством лагеря.

В первом случае все контролирует сама администрация, а в другом — пользуются помощью криминального авторитета, которого выбрали непосредственно сами осужденные.

Если говорить об истории известных «красных зон», то стоит упомянуть известную колонию в г. Белгороде в начале 2000-х.

Чем она прославилась:

  1. Вседозволенность тюремщиков была абсолютно безнаказанна – они активно применяли как физические меры воздействия на заключенных, так и психологические.
  2. Осужденные не могли добиться справедливости, поскольку отправить жалобу или потребовать встречи с прокурором им не позволяли.
  3. Заключенных выводили на рабочие задания, на прогулку и в столовую строго в соответствии с уставом и под пристальным внимание конвоя и служебных собак.
  4. Осужденным строго запрещалось общаться между камерами.
  5. Неуместные высказывания сразу же карались либо многочисленными побоями дубинками, либо даже спусканием собак.

Примечательно, что такие нечеловеческие условия содержания заключенных подогревались крайне плохим некачественным питанием.

Итак, «красная зона» — это место, куда намеренно свозят всевозможных криминальных авторитетов для «перевоспитания» – или же ломки.

Любое неповиновение или нарушение устава моментально наказываются не просто выговором, а помещением в ШИЗО, ПКТ или же судом, который в свою очередь может добавить срок или переправить заключенного в тюрьму более строгого режима.

Источник: http://ugolovnyi-expert.com/krasnaya-zona-chto-eto-takoe/

Масти на зоне. Зоновские понятия. Тюремные законы

Кто такие красные на зоне. Кто такие красные на зоне и в тюрьме

В современном обществе не принято делить людей на какие-либо группы, сословия и касты. Однако это правило не касается мест лишения свободы, где уже на протяжении многих десятилетий существует строгая классификация осужденных на своеобразные группы (или, как говорят на зоне, масти).

Тюремные масти

Масти на зоне – это деление всех заключенных на своеобразные группы, которые отличаются друг от друга тюремным статусом, правами и понятиями.

Абсолютно в любой тюрьме и колонии имеется четкое разграничение всех заключенных на определенные группы или масти: «блатные», «мужики», «козлы» и «петухи». Есть еще и так называемые промежуточные группы, которые меняются в зависимости от конкретного места лишения свободы. К таким «промежуточным» кастам относятся «петухи», «опущенные», «обиженные» и прочие.

Масти на зоне являются довольно закрытыми группами, и перейти из одной касты в другую практически невозможно.

«Авторитеты» зоны

Самой значимой, важной и почетной мастью на зоне являются «блатные». Эта каста самая малочисленная, и попасть в нее просто так не получится. Итак, кто такой «блатной»?

«Блатные» – это настоящая, практически безграничная власть на зоне. Именно члены этой группы устанавливают неписаные правила поведения в местах лишения свободы, следят за порядком на зоне, решают конфликтные ситуации, возникающие между заключенными, и наказывают «провинившихся» по всей строгости тюремного закона.

Особой группой «блатных» являются так называемые воры в законе. Это признанные криминальные авторитеты. Причем, они не обязательно должны промышлять кражами. «Вор в законе» – это человек, имеющий безупречную криминальную репутацию, правильные понятия и четко соблюдающий воровские законы.

Если отвечать на вопрос о том, кто такой «блатной», то можно сказать, что это авторитет, который ведет себя «правильно» не только на зоне, но и не имел никаких «косяков» на свободе.

К примеру, «блатные» не должны служить в армии, на воле они не должны были занимать руководящие должности или работать в сфере обслуживания (таксистами, официантами).

В советские времена подобным авторитетам запрещалось иметь семью и состоять в какой-либо политической партии.

Самый главный

Лидером «блатных» является «пахан» – признанный криминальный авторитет. Если же такого на зоне нет, то назначается «смотрящий» – заключенный, выполняющий функции лидера.

«Пахан» и его приближенные (то есть «блатные») обладают на зоне особыми привилегиями. Они могут не работать, оставлять себе из «общака» все, что посчитают нужным.

В современном мире многие «блатные» на зоне взаимодействуют с администрацией исправительного учреждения и устанавливают те порядки, которые выгодны руководству колонии. Взамен «блатным» создаются комфортные условия содержания (они негласно получают спиртное, анашу, телефоны и прочие блага). Хоть это и не соответствует воровским понятиям, но рыночные отношения в наше время царят и на зоне.

Кто такой «мужик»?

«Мужики» – это, пожалуй, самая многочисленная и нейтральная группа заключенных. В ее число входят арестанты, получившие срок за совершение небольших преступлений. Как правило, это абсолютно случайные в тюрьме люди: попав на зону один раз, они стараются как можно быстрее освободиться и вернуться к обычной жизни на воле.

Указанная масть на зоне никакого авторитета не имеет. «Мужики» не принимают участия в разборках, не имеют права голоса и не вмешиваются в дела «блатных». Они не сотрудничают с администрацией тюрьмы, но и не прислуживают авторитетам зоны.

Среди «мужиков» есть, конечно, и такие арестанты, которых уважают «блатные» и даже прислушиваются к их мнению.

Эта группа заключенных считается нейтральной и довольно многочисленной. И если говорить о том, кто такой «мужик», это тот арестант, который по окончании срока забудет все как «страшный сон» и постарается больше на зону не возвращаться.

«Козлы» – это…

Если принадлежать к двум вышеописанным мастям почетно, то вот попасть в касту «козлов» – значит поставить себя против остальных арестантов. Как правило, к этой масти относят тех заключенных, которые по собственному желанию (а в некоторых случаях и по принуждению) стали сотрудничать с администрацией исправительного учреждения.

Так, если арестант согласился занять должность тюремного библиотекаря или завхоза, то он автоматически попал в касту «козлов». Осужденные, относящиеся к данной масти, активно сотрудничают с руководством тюрем, выполняя все их поручения. В связи с этим остальные арестанты относятся к ним как к предателям.

Подобное положение лишает «козлов» права участвовать в тюремных разборках, их не допускают до «общака», они не имеют права голоса. Между тем, с представителями данной масти можно здороваться, до них можно дотрагиваться и с ними, по желанию, можно общаться.

Врагу не пожелаешь

Масти на зоне неизменны. Из низшей касты нельзя перейти в более авторитетную. Так, «козел» никогда не станет «мужиком» или «блатным». А вот попасть в самую низшую касту можно.

Такая масть, как «петух», – настоящий кошмар для заключенного. Арестантам, попавшим в данную касту, на зоне живется, мягко говоря, не просто. Эту группу заключенных еще называют «обиженными», «опущенными», «неприкасаемыми».

К этой масти относятся пассивные гомосексуалисты и заключенные, наказанные посредствам совершения с ними полового контакта.

Причем, самого полового акта может и не быть: арестанту могут просто провести половым органом по губам, и с этого момента он будет считаться «петухом».

Представители данной масти являются изгоями: к ним нельзя прикасаться, нельзя у них ничего брать.

«Петухи» пользуются отдельной посудой, имеют отдельное спальное место (как правило, при входе в камеру). С ними не принято разговаривать.

«Петухам» запрещено приближаться к остальным заключенным ближе, чем на три шага. Именно они выполняют самую грязную работу в тюрьме – чистят сортиры, моют плац.

Однако, когда «петухов» «употребляют» (именно так принято говорить на зоне), это не считается каким-либо оскверняющим контактом.

Существует и зловещая «традиция» – делать дырки в тарелках, ложках и кружках «петухов». Для того чтобы зеку, относящемуся к этой касте, покушать или попить, необходимо затыкать дырки пальцами. И это самое безобидное унижение из тех, которым подвергаются «петухи».

Тюремные законы являются очень строгими и жестокими. Поэтому малейшее отступление от установленных норм поведения неминуемо ведет к наказанию. Так, став «петухом» однажды, человек лишается права на человеческое отношение в тюрьме и до конца срока подвергается унижениям. Выдерживают это не все, поэтому многие заключенные, попавшие в касту «петухов», заканчивают жизнь самоубийством.

Бывает и такое

Вышеупомянутые масти имеются во всех зонах и тюрьмах. Однако в некоторых местах лишения свободы бывают свои специфические, так называемые промежуточные касты.

Особенно много подобных каст на зоне, где содержаться несовершеннолетние преступники. На «малолетке», помимо уже указанных каст, имеются такие масти, как:

  • «форшмаки», в которую входят арестанты, совершившие какой-либо небольшой проступок на зоне из-за незнания правил и норм поведения;
  • «черти» – то есть те заключенные, которых уличили в воровстве у своих сокамерников;
  • «шныри», которые выполняют роль прислуги;
  • «прачки», «маслобойщики», «нехватчики» и прочие.

На некоторых взрослых зонах распространены своеобразные подкасты. К примеру, «приблатненные», в которую входят заключенные, которые составляют «свиту» «блатным» (при этом сами они блатными не являются). Или каста «негодяи», к которой относятся «блатные» арестанты, которые совершили какой-либо отвратительный поступок.

Жить «по понятиям»

К какой бы масти ни относился заключенный, он обязан соблюдать зоновские понятия. Понятия – это установленные нормы поведения заключенного в местах лишения свободы. Строгое соблюдение указанных неписанных правил помогает избегать возникновения конфликтных, а порой и опасных для жизни ситуаций.

Тюремные законы (или понятия) очень похожи на нормы жизни на свободе. Парадокс заключается в том, что часто арестанты, которые нарушали закон на воле (к примеру, воровали), в местах лишения свободы строго придерживаются правила «не воруй».

Основные зоновские понятия сводятся к следующему: не «стучи» и не кради у своих (то есть у таких же заключенных), не пускай «слова на ветер» (если пригрозил кому-то, то должен наказать; в противном случае накажут за болтовню).

Нельзя на зоне вмешиваться в чужие дела и разговоры, навязывать свое мнение, врать и ругаться матом (так как спрос за любое сказанное слово в тюрьме намного больше, чем на свободе).

Не стоит в местах лишения свободы жадничать: принято делиться с сокамерниками. Ну и, конечно, не стоит ставить себя выше остальных, ведь это может привести к страшным последствиям.

Странные нормы

На некоторых зонах есть и совсем странные законы. Особенно это касается колоний, в которых содержатся несовершеннолетние преступники. К примеру, нельзя ничего поднимать с пола, нельзя докуривать сигарету за арестантами, которые входят в более низкие тюремные касты.

Есть такие тюрьмы, в которых могут опустить только за то, что заключенный сходил в туалет и не помыл руки или заштопал себе носки.

Бывают и такие колонии, в которых в бане принято мыться двумя мочалками – одна до пояса, вторая – для всего остального. Полотенце, которое принято называть «вафельным», на зоне считается «полотенцем в клеточку». И очень не поздоровится тому заключенному, который этого правила не знает.

Зона «красная». Зона «черная»

По мастям делятся не только сами заключенные, но и места их содержания. Все зоны делятся на «черные» и «красные».

«Красные» – это те тюрьмы, в которых преобладают жесткие «ментовские» понятия. В подобных тюрьмах всячески поощряется взаимодействие заключенных с администрацией исправительного учреждения. Жизнь здесь протекает по правилам руководства зоны.

«Черные» тюрьмы (которых в России большинство) – это те исправительные учреждения, в которых все строится на воровских понятиях и тюремных законах. Здесь масти на зоне значение имеют огромное. Сотрудничать с администрацией такой колонии считается «западло».

На «черных» зонах заключенных, которые «стучат» руководству, относят к касте «козлов» (их еще называют «красными»). “Красный” на зоне никогда не сможет спокойно жить, так как у всех остальных арестантов он будет вызывать ненависть и будет считаться предателем.

Напоследок

За многие десятилетия в местах лишения свободы сформировались четкие и строгие правила и нормы поведения арестантов. Нарушение установленных правил приводит заключенных к наказанию, которое, чаще всего, заключается в переводе в самую низшую тюремную касту.

И если для обычного законопослушного гражданина подобное наказание кажется ребячеством, то для обитателей зоны – это самое суровое и строгое наказание. Ведь благополучное и спокойное отбывание срока напрямую зависит от того, к какой масти относится арестант.

Несмотря на то, что современное общество и мировоззрение внесло в тюремную жизнь множество нововведений, есть вещи, которые по прежнему остаются неизменными, – это тюремные касты (масти), воровские законы и понятия.

Источник: https://FB.ru/article/275164/masti-na-zone-zonovskie-ponyatiya-tyuremnyie-zakonyi

Как ФСИН, воры и мусульмане делят уральские зоны

Кто такие красные на зоне. Кто такие красные на зоне и в тюрьме
https://www.znak.com/2017-11-23/kak_fsin_vory_i_musulmane_delyat_uralskie_zony

2017.11.23

Исправительная колония ИК-10, расположенная на улице Монтерской в Екатеринбурге (Елизавет), потеряла статус «красной», превратившись в «черную». Об этом Znak.

com сообщил источник в ГУФСИН РФ по Свердловской области и подтвердили собеседники, близкие как к криминальным кругам региона, так и к ГУ МВД РФ по Свердловской области.

В криминальных кругах и правоохранительных органах «красными» называют мужские колонии, которые контролируются собственными администрациями через активистов среди заключенных, «черными» — зоны, где сильно влияние воровских традиций и параллельно с администрациями колоний существует институт смотрящих.

«„Десятку“ за неделю перекрасили. Подробностей раскрывать не имею права. Отмечу лишь, что на зону заехал крупный авторитет, с этого и началось движение», — сообщил Znak.com на этой неделе осведомленный офицер ФСИН. Его коллега в полиции отмечает, что трансформация ИК-10 «финансировалась» криминальными кругами региона, но кому и на что пошли средства, он не уточнил.

Согласно официальным данным, опубликованным на сайте ГУФСИН РФ по Свердловской области, ИК-10 относится к категории колоний со строгим режимом. Наказание в ней отбывают те, кто впервые получил срок. Руководит колонией полковник Согомон Варосян.

Коллеги о нем отзываются исключительно положительно. «Начальник там всегда был очень уважаемым человеком. Часто ставили в пример среди других руководителей колоний в области.

Он и держал „десятку“ всегда в узде», — отметил еще один собеседник из числа офицеров ФСИН.

По его данным, на территории Свердловской области осталось только четыре «красных» колонии: ИК-2 (Екатеринбург), ИК-63 (Ивдель), ИК-5 (Нижний Тагил), ИК-46 (Невьянск).

 В ИК-5, к слову, в 2015 году отправили отбывать наказание бывшего вице-мэра Екатеринбурга Виктора Контеева, которому Курганский областной суд дал 18 лет за захват имущества овощебазы № 4 и подстрекательство к убийству двух членов ОПС «Уралмаш».  

Но, например, невьянская ИК-46, уточняет наш собеседник, не всегда была «красной». Раньше в ИК-46 наказание отбывали рецидивисты. Воровские традиции по понятным причинам среди них были гораздо сильнее. 

«До конца 2011 года 46-я фактически была „черной“. Там переломили ситуацию, когда сменили у них руководство и состав отбывающих наказание. С 2012 года туда везут „первоходов“ (лиц, впервые отбывающих наказание. — Прим. ред.)», — рассказал офицер.

Впрочем, собеседники в ГУ МВД РФ по Свердловской области считают, что и сейчас ИК-46 нельзя в полном смысле причислить к «красной». Такого же мнения придерживается правозащитник Алексей Соколов. Он называет ИК-46 «коммерческой» и напоминает историю о продаже заключенным сотовых телефонов.

Весной 2017 года пресс-служба ГУФСИН РФ по Свердловской области сообщала о задержании сотрудниками УСБ младшего сержанта внутренней службы ИК-46. Молодой человек обвинялся в том, что с зимы по весну 2017 года он за деньги проносил в колонию мобильные телефоны для заключенных.

Вообще, ИК-46 за последние годы несколько раз попадала в поле зрения СМИ. Здесь свой срок досиживал экс-управляющий отделением Пенсионного фонда России по Свердловской области Сергей Дубинкин. В октябре 2016 года он вышел из ИК-46 по УДО.

В 2015 году о колонии писали в связи с бунтом заключенных, протестовавших по поводу гибели Агбарали Агбаралиева. Следствием этой истории явилось уголовное дело в отношении экс-начальника ИК-46 Ильи Чикина и трех сотрудников колонии.

Решением Невьянского суда они признаны виновными в смерти Агбаралиева. 

Как зона в центре Екатеринбурга чуть не стала «черной»

Под контроль воров недавно едва не перешла другая «красная» зона — ИК-2 в Екатеринбурге. Она расположена буквально через дорогу от строящегося к чемпионату мира по футболу 2018 года Центрального стадиона. 

В 2015 году сотрудники УФСБ по Свердловской области и УСБ ГУФСИН выявили факты пыток заключенных. 13 ноября этого года Верх-Исетский райсуд в Екатеринбурге приговорил по этому делу экс-замначальника ИК-2 Михаила Белоусова к шести с половиной годам колонии. Его пятерых помощников из числа зоновского актива к срокам от 4 лет до 5 лет и 3 месяцев лишения свободы.

По словам Алексея Соколова, ИК-2 долгое время функционировала как колония, где правоохранители активно вели оперативную работу с заключенными, добиваясь показаний по нужным уголовным делам. Для обработки контингента, в том числе психологической, привлекались активисты. Но в определенный момент они едва не поставили все под свой контроль.

«Актив оказался погружен в слишком большое количество дел и вышел из-под контроля. В результате администрация сама едва не оказалась в зависимом положении», — отметил Соколов.

Одним из признаков ухудшения оперативной ситуации стало появление в ИК-2 карточных игр на деньги и сообщения о привилегированных условиях отбывания наказания заключенными. В СМИ тогда появились фотографии сидельцев, загорающих на солнце и отдыхающих в бане.

О том, что в ГУФСИН по Свердловской области тогда серьезно отнеслись к происходящему, говорит хотя бы то, что в июне 2016 года полковник Сергей Патронов, сменивший на посту начальника главка генерал-лейтенанта Сергея Худорожкова, в первый же свой рабочий день отправился в ИК-2 с инспекцией.

«При участии „конторы“ (ФСБ. — Прим. ред.) в „двойке“ сменили почти полностью администрацию и контингент. Перекрашивание остановили», — утверждает собеседник в ГУФСИН. Сейчас ИК-2 руководит полковник Дмитрий Чуриков. На сайте ГУФСИН РФ по Свердловской области говорится, что колония предназначена для заключенных, впервые отбывающих наказание. 

Как отличить «красную» зону от «черной» 

«В „красных“ зонах есть всегда три определяющих объекта: штрафной изолятор, строгие условия содержания (отдельный закрытый барак. — Прим. ред.) и карантин. Какой там установлен режим, такой и во всей колонии. В этих [ИК-46, ИК-2, ИК-63, ИК-5] так и работает.

В „черной“ колонии, где есть заключенные, подчиняющиеся воровским законам, не будет хорошего ремонта и убранных помещений.

Там зэки не будут ничего полезного делать для зоны, потому что работать на администрацию — это не по понятиям», — офицер ГУФСИН дает совет, как отличить одну зону от другой. 

Также, по его словам, в «красных» колониях все прибывшие заключенные сразу дают письменное согласие, что отказываются от воровских понятий: «Это уже первый контакт с администрацией».

Алексей Соколов считает, что колоний, которые можно было бы отнести к «красным», в Свердловской области больше.

Помимо вышеназванных, он сам относит к таким, например, ИК-47 (Каменск-Уральский) и ИК-62 (Ивдель).

В последней отбывает наказание один из бывших лидеров ОПС «Уралмаш» Александр Куковякин, получивший в 2016 году 4 года колонии за события на Тавдинском гидролизном заводе в 2004 году. 

При этом Соколов утверждает, что деление на «красные» и «черные» зоны уже не актуально и границы, отличающие один тип от другого, уже много лет как стерты. «Понятия эти не имеют уже никакой силы.

Просто обозначают способ, как администрация колонии управляет контингентом.

В одном случае — через актив, в другом случае — через авторитета, отобранного из своих рядов самими заключенными», — пояснил свою позицию правозащитник.

Как живут «черные» зоны

Что происходит в «черных» зонах, наши собеседники из числа сотрудников ГУФСИН рассказывают на примере ИК-3 (Краснотурьинск) и ИК-54 (Новая Ляля). В последней сейчас отбывает наказание известный екатеринбургский фотограф Дмитрий Лошагин, получивший 10 лет по обвинению в убийстве собственной жены, модели Юлии Прокопьевой.

По словам сотрудника ГУФСИН, в двух этих исправительных учреждениях «играют в карты, пьют алкоголь, пользуются телефонами направо и налево, нарушая режим отбывания наказания». «Без слова смотрящего зэки не пускают в отряд, туда даже ночью зайти нельзя», — добавляет собеседник.

В таких «черных» колониях, по данным источника, имеет силу так называемый «воровской ход». «Для чего ворам нужна колония? Им нужны деньги, а для этого нужна игра [в карты]. В „черных“ колониях с одного отряда в воровской общак могут уходить сотни тысяч рублей в месяц», — поясняет собеседник издания.

Однако, по его словам, нормы карточной игры в «черных» колониях изменились с тех времен, когда у власти в регионе были Авто (Автандил Кобешавидзе) и Каро (Кароглы Мамедов).

«Теперь в игре есть „потолок“ — 100 тыс. рублей. Когда за стол с карточной игрой садятся незнакомые друг другу люди, то они не могут играть больше, чем на эту сумму.

Расчет всегда 31 декабря, дольше „резинить“ долг нельзя», — уточняет источник. 

Отсутствие «потолка» ранее приводило к тому, что заключенные иногда проигрывали все, что имели. Их родственникам приходилось продавать квартиры и машины, чтобы расплатиться. По словам собеседника, бывали случаи, когда должники, не имя возможности отдать долг, пытались наложить на себя руки.

«Зеленые» зоны: территория мусульман

Явление последних лет — «зеленые» зоны, где ситуацию контролируют мусульмане, — в Свердловской области распространения пока не получило. «На моей памяти была только одна попытка. В „зеленую“ пытались перекрасить ИК-13.

Там, по оперативной информации, завелись даже вербовщики ИГИЛ (запрещенная России террористическая организация. — Прим. ред.). Ситуацию вовремя остановили наши „конторские“ ребята», — сообщил источник в прокуратуре региона.

ИК-13, или «Красная утка», — довольно известная исправительная колония на Урале. Здесь отбывают наказание сотрудники правоохранительных органов. Когда-то в «Красной утке» сидели зять Леонида Брежнева Юрий Чурбанов, который был фигурантом громкого «хлопкового дела».

Также здесь отбывал наказание осужденный за разглашение гостайны Михаил Трепашкин — бывший сотрудник КГБ и ФСБ, участвовавший в 1998 году в знаменитой пресс-конференции сотрудников ФСБ, заявивших о том, что по приказу начальства он с коллегами должен был организовать убийство Бориса Березовского.

Сейчас начальником ИК-13 является полковник Владимир Непочатый. Ранее ею руководил Ашдар Магерамов.

Любопытно, что в Общественной наблюдательной комиссии считают существование «зеленых» зон выдумкой самих силовиков. «Помню, все обсуждали „прогон“, пришедший якобы из Красноярского края: ломать „зеленых“, не допускать их распространения.

Послушайте, ну какой прогон из Красноярска, где все зоны „красные“? Такое ощущение, что силовики просто не знают, как правильно вести себя с мусульманами в колониях, и воспринимают по привычке все непонятное опасным», — говорит Алексей Соколов.

Он также не верит в существование колоний, где ситуация контролируется ФСБ. К числу таких, например, относят ИК-53 в Верхотурье. «Эфэсбэшники никогда по колониям сами не ездят. Это не их уровень. Для этого есть те, кого сами заключенные называют „шестовики“ — из 6-го отдела, сотрудники самого ФСИН, взаимодействующие с ФСБ», — считает правозащитник.

«Нет ни „красных“, ни „черных“»

В пресс-службе ГУФСИН РФ по Свердловской области категорически отрицают существование какой-либо цветовой дифференциации колоний региона. «У нас нет ни „красных“, ни „черных“.

Всеми учреждениями управляет уголовно-исполнительное законодательство», — образно объяснил пресс-секретарь ГУФСИН РФ по Свердловской области Александр Левченко. Он не стал отрицать, что на территории региональных ИК обнаруживают телефоны и карты, в том числе и на территории ИК-3 и ИК-54.

«Телефоны есть везде, просто их надо изымать. Конечно, можно допустить, что осужденные могут сделать себе карты, нарисовать их, например. А мы их изымаем! Изымаем и брагу, и наркотики. Практика показывает, что предотвратить абсолютно все нарушения практически невозможно.

Есть и человеческий фактор, и влияние криминалитета. И сотрудниками колоний делается все, чтобы никогда этого не допускать», — сказал Левченко.

Уточнять, какие именно ИК в Свердловской области наиболее подвержены влиянию криминалитета, в ведомстве не стали.

«Вы и сами можете понять, какие [колонии]. Вот где общественниками из „ничего“ раздувается максимальный скандал и подогревается потом. Такие скандалы нужны, чтобы ослаблять режим», — заметил Левченко.

Кроме того, он отметил, что ИК-13 — это «обычная колония для сотрудников с небольшим количеством осужденных, кто исповедует ислам». «Нет там и не было никаких конфликтов на этой почве. Это вымыслы», — добавил Левченко.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Источник: https://www.znak.com/2017-11-23/kak_fsin_vory_i_musulmane_delyat_uralskie_zony

«Красные» и «черные» зоны — как возникло такое разделение

Кто такие красные на зоне. Кто такие красные на зоне и в тюрьме

Тюрьмы и исправительные колонии с советских времен и до наших дней подразделяются на так называемые «черные» и «красные».

И если очень вкратце, то эти названия обозначают то, кто удерживает реальное главенство в месте лишения свободы: официальная администрация и сотрудники-надзиратели — либо же привилегированные заключенные, «блатные».Начнем с того, что обозначают сами эти названия-цвета.

«Черными» еще со времен ГУЛага называли «воров в законе» и вообще «блатных» — то есть представителей «сливок» тюремного общества.

Это люди с криминальными биографиями, имеющие авторитет и влияние как в пределах конкретной зоны, так и вообще в криминальном сообществе (их статус от перемещения в другие исправительные учреждения не менялся).

Там, где реальными хозяевами, устанавливающими порядки на зоне, были «воры в законе», зона начинала считаться «черной».

А что касается «красных», то тут толкование более многогранное. «Красными» с советских времен сидельцы называли всех правоохранителей в целом и тюремных надзирателей в частности.

Почему именно «красными» — да попросту в честь красного знамени Советского Союза и прочей прилагающейся символики.

Но, кроме того, «красными» иногда называют такую тюремную касту, как «активисты» (они же — «козлы»): то есть люди, активно сотрудничающие с администрацией — логично, что на «красных» зонах такие персонажи присутствуют.

Чем хороши «черные» зоны

Разница порядков на зонах «красного» и «черного» типов очевидна. «Черные» зоны хороши для заключенных послаблениями в режиме и правилах — можно носить различную одежду, более свободно получать передачи «с воли», пользоваться современными средствами связи, спать в дневное время и мн. др.

В некоторых «черных» зонах есть даже возможность получить наркотики и алкоголь, — но не во всех. Из минусов — в них следует четко придерживаться «понятий» и правил тюремной иерархии, так как в случае конфликтов суровые воровские законы могут сработать раньше официальных.

Чем известны «красные» зоны

В «красных» же зонах жестче официально установленный распорядок, который порой касается мельчайших деталей быта заключенных. Иногда в таких колониях заключенным бывает довольно голодно, если они не работают, так как «грев» с воли тут ограниченный, но для желающих подрабатывать при «красных» зонах зачастую функционируют какие-то мини-предприятия, мастерские и т. п.

Зато здесь редки случаи беспредела и расправ среди сидельцев — если администрация колонии не допускает особого самоуправства, то отсидку в таких зонах на сегодняшний день можно назвать более безопасной.

И еще пара вариантов

Бывает такая разновидность зон, как «редисочные», — те, где формально у руля находится всё же администрация, но фактически действуют «активисты». И эти «активисты» могут позволять себе много больше, нежели лично сотрудники — например, избивать вновь поступивших заключенных ради признаний в преступлениях, которые не вошли в официальное обвинение, вершить самосуд над зэками и т. д.

Интересно, что в последние десятилетия (примерно в период второй чеченской кампании) стали появляться зоны нового типа — «зеленые». Так стали называть те колонии, где власть брали заключенные-мусульмане (как правило, выходцы из Центральной Азии и Кавказа). Их тюремные сообщества называются джамаатами.

Какие зоны и по каким причинам
становились «красными» или «черными»?

В эпоху раннего сталинизма все лагеря, по сути, были «красными» — жесткий контроль лагерных администраций был повсеместным. Но ситуацию переломили «сучьи войны» сороковых—шестидесятых годов: там, где власть брали «суки», зона становилась «красной», а там, где управляли «воры в законе», — «черной».

Были колонии, которые за свою историю меняли «окраску»: то ли администрация начинала жестко подавлять самоуправство сидельцев, то ли заключенные под руководством «блатных» устраивали бунты…

Вообще, долгое время наблюдалась такая закономерность: «черными» зоны чаще становились вблизи крупных городов (или если тюремная территория была в черте города). Если в городе был авторитетный «смотрящий» и сплоченное криминальное сообщество, то места лишения свободы становились подчиненными ему.

В городах проще поддерживать «черный ход» — в тюрьмы передается «грев» от находящихся на воле криминальных элементов, совершается торговля наркотиками и алкоголем (разумеется, незаконная), полученные от заключенных деньги идут в воровской «общак» и т. д. Более того, в городах криминалитету проще организовывать давление на сотрудников СИЗО, которые в этих же городах проживают с семьями и, соответственно, не всегда могут гарантировать себе личную безопасность.

Ситуация же с отдаленными колониями выглядит иначе. Расположенные на значительном расстоянии от населенных пунктов, иногда в суровых природных условиях (например, в северной части России), эти колонии вообще не приспособлены для связей с внешним миром, и «черный ход» там организовать технически весьма проблематично.

Кроме того, в условиях отдаленности от городов бунты и всяческие диверсии куда опаснее для самих заключенных, даже авторитетных — администрации колоний идут на более жесткие меры подавления таких действий, и каждый заключенный понимает, что суды и адвокаты тоже далеко — доказать факты превышения полномочий и т. п. прецедентов администрацией колонии весьма проблематично. Поэтому большинство таких колоний «красные». Исторически в суровых «красных» колониях происходил более жестокий прессинг «воров в законе» — некоторые из таких колоний знамениты большим количеством «раскоронаций».

Существовали (и существуют) тюрьмы и колонии, которые априори могут быть только «чисто красными»: это специальные исправительные учреждения для бывших сотрудников правоохранительной и судебно-юридической систем. Все эти люди на обычных зонах (хоть «красных», хоть «черных») считаются априори изгоями, «ментовскими».

Они попадают в низшую касту заключенных и для них постоянно есть опасность быть убитыми — так как убийство «мента», хоть и отбывающего официально назначенное наказание, считается весьма поощряемым поступком в глазах «блатных».

Так вот, ради безопасности этих людей, примерно с пятидесятых годов стали строится спецтюрьмы, где не было ни блатных, ни «мужиков», — только совершившие правонарушения бывшие милиционеры, гаишники, судьи, следователи, прокуроры и адвокаты.

Современная же российская тенденция — существенное сокращение численности классических «черных» зон. Но в противовес этому, руководство «красных» колоний и тюрем наоборот всё чаще вступает во взаимодействие с криминалитетом, т. к. имеет свою долю с нарко- и алкотрафика либо еще какие-то выгоды.

Источник: https://www.mzk1.ru/2019/01/krasnye-i-chernye-zony-kak-vozniklo-takoe-razdelenie/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.